Беслан

Над Осетией гаснут звёзды.
С детским плачем срываются вниз.
Бесконечным потоком слёзным
Боль срывается с тысяч ресниц.

Невозможное совершилось!
Взрослые убивают детей.
Как стигматы, раны открылись
В серце каждого из людей.

Изумленье в глазах ребёнка.
Изумленье, как приговор.
Взрослый дядя со смехом громким
Передёргивает затвор.

В малом сердце великий ужас.
В детском теле великий страх.
В южных взглядах полярная стужа.
С губ срывается клич — «Аллах».

Имя Бога, как имя смерти.
Имя бога, как приговор,
В наркотическом диком смерче
Возглашает убийца и вор.

Вы — ревнители новой веры!
Веры выродков и подлецов.
От вас веет запахом серы.
Гнилью веет от ваших слов.

Нету бога у испрожнений!
Вы отрыжка святой Земли.
Ваше будущее — вырожденье.
Настоящее — гнить в пыли.

Имя Бога — святое имя,
Вы запачкали мерзостью дел.
И ребенка, убитого в спину,
Не простит вам творец всех вер.

Громкий смех убиенных вами
Будет гнать вас в кромешной тьме.
И согреет людское пламя
Тех, кто выжил в кровавой тюрьме.

Заживают любые раны.
Утихает любая боль.
Вновь согреет небесное пламя
Похолодевшую в жилах кровь.

Жизнь вернётся. И смех вернётся.
И ребёнок, спасённый из тьмы,
Свету солнечному улыбнётся.
Вместе с ним улыбнёмся и мы.

Не посеять в сердцах наших страха.
Не скуёт нашу волю боль.
Наша память о страшных утратах
Вдохновит нас на правый бой.

Не склонится великий воин.
Собиратель великой земли.
Русь — Осетия общей болью
Побраталися на крови.

 
 
Гомонов Юрий Вениаминович

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *